Мы в соцсетях:   
Будь в мире сем, но не от мира сего
Учители и учение / Дэвид Годман / Я ЕСМЬ - первое имя Бога

Перевод статьи Дэвида Годмана, впервые опубликованной в журнале "The Mountain Path", 1992, стр. 26-35 и стр. 126-42.

Первоисточник:  
http://davidgodman.org/rteach/fnofgod1.shtml 


В «Брихадараньяка-упанишаде» есть строки, которые описывают, как на заре вселенной Атман осознает себя, как «Я»:


«На заре вселенной был Атман один… Он (Атман) отражался и видел только Себя. И Он сказал: «Я есть Он». Таким образом, стал Он известен по имени Ахам (Я)». 

(Вначале (все) это было лишь Атманом в виде пуруши. Он оглянулся вокруг и не увидел никого кроме себя. И прежде всего он произнес: "Я есмь". Так возникло имя "Я". - русский перевод Упанишад).

Вот так «Я» стало первоначальным именем Бога. Бхагаван подтвердил сказанное в этих строках, когда сказал одному преданному: 

«Единое, бесконечное, неделимое Целое осознало себя, как «Я». Это Его изначальное имя. Все остальные имена, например «Ом», являются производными от него».

В другой беседе Бхагаван, комментируя эти известные строки из Упанишад, объяснил, как благодаря удачному сочетанию букв, имя «Ахам», не только обозначает субъективную природу Бога, но также подразумевает, что Он всеобъемлющ и создал всю проявленную вселенную:

"В разговоре затронули имя Бога, и Бхагаван сказал: «Во всех стихах в «Брихадараньяка-упанишаде» употребляется слово «ахам» (Я), которое является именем Бога. Первая буква санскрита – это «А», а последняя - «Ха», из чего следует, что «аха» включает в себя все от начала до конца. Слово «айам» (ayam) означает «тот, кто существует», Самосветящийся, Самоочевидный. Айам, атма и ахам обозначают одно и то же». 

Имя Ахам просто указывает на то, что Бог переживает себя субъективно, как Я. Если к этому имени добавить слово «есть», тогда это будет означать, что Бог есть, что Бог является самим существованием. Бхагаван объясняет это в книге «Гуру Вачака Коваи» и добавляет, что «Я есть» не только первое, но и самое подходящее имя Бога:

«Среди многих тысяч имен Бога ни одно так не соответствует Богу, пребывающему в Сердце, лишенному мысли, не является таким точным, подходящим и прекрасным, как Я, или «Я есмь». Из всех известных имен Бога имя «Я – Я» одно зазвучит триумфально после уничтожения эго, возникая, словно безмолвное высочайшее Слово (мауна-пара-вак) в пространстве Сердца тех, кто обращен к Атману».

Слово «Сердце», которое дважды встречается в выше приведенном отрывке, очень часто использовалось Бхагаваном, как синоним Истинного Я. В тамильском языке слова «Сердце» и «Я есть» идентичны, поскольку слово «ullam» может означать как «есть», так и «Сердце». Например, в книге «Пять драгоценностей Аруначале» (Arunachala Pancharatnam), Бхагаван пишет: «Поскольку ты сияешь, как «Я» в Сердце, то Сердце и будет именем тебе». Это можно развить и выразить так: «Поскольку ты сияешь, как «Я» в «Я есть», которое является Сердцем, то Сердце и будет именем тебе». 

Бхагаван часто цитировал Библию, а именно выражение: «Я есмь то, что я есмь», чтобы подтвердить свое утверждение, что «Я есть» является истинной природой Бога. Поскольку иудеи и христиане считают эту цитату и другие подобные ей откровением Истины, то я имею намерение детально исследовать их, чтобы показать, что интерпретация этих фраз иудеями и христианами отличается от того, что имел в виду Бхагаван.

Следующий отрывок из книги «Наставления Шри Раманы Махарши» будет хорошим началом:

«Я есмь» – имя Бога. Из всех определений Бога действительно нет лучше библейского утверждения «Я есмь то Я есмь» в третьей главе книги «Исход». Имеются другие формулировки, такие, как Брахмаивахам (Брахман есмь Я), Ахам Брахмасми (Я есмь Брахман) и сохам (Я есмь Он). Но ни одно не является столь непосредственным, как имя Иегова, означающее «Я есмь». 

Эта цитату можно найти в Ветхом Завете, а именно в разговоре между Иисусом и Богом. 

Бог проявляет себя через голос и представляется, говоря: «Я Бог отца твоего, Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова («Исход» 3:6). Бог поручает Моисею быть представителем израильтян, которые находились в рабстве при дворе египетского фараона в Египте. Бог хочет, чтобы Моисей пошел к фараону и вывел из Египта сынов Израилевых. Тогда Моисей задает ему еще один вопрос:

«3.13. И сказал Моисей Богу: вот, я приду к сынам Израилевым и скажу им: Бог отцов ваших послал меня к вам. А они скажут мне: как Ему имя? Что сказать мне им?
3.14. Бог сказал Моисею: Я есмь то, что я есмь. И сказал: так скажи сынам Израилевым: Я есмь послал меня к вам. 
3.15. И сказал еще Бог Моисею: так скажи сынам Израилевым. Господь, Бог отцов ваших, Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова послал меня к вам. Вот имя Мое на веки, и памятование о Мне из рода в род».


Это откровение святого имени «Я есмь» было важным моментом в истории иудаизма, но чтобы понять почему, нам нужно изучить подход иудеев к именам и названию предметов.

Согласно представлениям евреев в библейский период, отсутствие имени означало, что кто-то или что-то не существует. Поскольку, если у кого-то/чего-то забирали имя, это в буквальном смысле означало прекращение существования. В свою очередь, присвоение имени было не просто актом идентификации, оно давало жизнь объекту и говорило о присущих ему качествах. В первой книге Библии, Книге Бытия, Бог наделяет реальностью Свое творение, называя его составляющие: «и назвал Бог свет днем, а тьму ночью», море «морем» и так далее (Книга Бытия 1:3-10). Только таким образом Он мог дать им реальное и вечное существование. По этой же причине он повелел Адаму дать имена всем животным (Книга Бытия 2:20). Касательно имени самого Бога, еще до своего известного заявления «Я есмь то, что я есмь», его называли несколькими другими именами: «Эл» или «Элохим», что означает «Бог» и «Шадай», что означает «всемогущий». Но сам Бог не называл этих имен, они просто были удобными обозначениями для Бога, придуманными людьми, которые не понимали Его природы. Когда Бог открыл свое имя «Я есмь», то стал для евреев более понятной и живой реальностью. Один римско-католический библиовед объясняет, почему:

«Мышление израильтян в библейские времена было чуждо дискурсивных рассуждений, присущих греческой философии. На древнееврейском «познать Бога» означало обнаружить подлинную персональную сущность и человек оставался непознанным, пока его имя было неизвестно. Узнать имя означало познать суть. Отсюда следует, что познание Бога заключено в Его имени».

Эти близкие отношения между именем и человеком, носящим его, очень четко прослеживаются во многих библейских историях, поскольку имена людей в Ветхом Завете совершенно не случайны – имя каждого персонажа раскрывает и обозначает его суть, основную черту характера или самый знаменательный поступок, совершенный человеком, носящим это имя. В Ветхом Завете если человек менял свой характер или, вдохновленный Богом, начинал новую жизнь, то иногда сам Бог менял его имя, чтобы новое имя отображало произошедшие изменения. Например, Иаков обманывает своего слепого отца, чтобы получить благословение, которое предназначалось его брату (Книга Бытия 27:6). Имя «Иаков» дословно означает «обман». Потом Иаков боролся с ангелом Божьим, проявив невиданную решимость, не сдавшись даже после того, как ангел вывихнул ему бедро. Своим упорством он заставил ангела дать ему благословение (Книга Бытия 32:28). Благословлением была смена имени и, следовательно, смена характера и сущности. Больше его уже не называли именем Иаков, означающим «обман». И был он наречен Израилем, что означает «воин Божий». Можно привести множество других примеров, но еще двух будет достаточно. Когда Аврам, чье имя означает «Высший Отец», заключил договор с Богом и тот пообещал, что произведет от него еврейский народ, Бог приказал ему сменить имя на Авраам, что означает «отец множества». Жену Авраама Сару изначально звали Сарай, что означает «насмешка». Именно она смеялась над Богом, когда Он пообещал, что она родит сына, несмотря на то, что ей было 90 лет. Когда она родила сына, Бог пообещал, что среди его потомков будет несколько королей, и наказал Аврааму изменить имя его жены на имя Сара, означающее «принцесса», поскольку она будет основательницей королевской линии. 

Беря во внимание все вышесказанное, можно себе представить, насколько это было важно, когда Бог впервые раскрыл Свое имя. Его спрашивали об этом ранее, но Он не давал ответа на этот вопрос. В понимании евреев, когда Бог определил Себя, как «Я есмь», Он не просто дал Себе удобное определение или звание, Он впервые открыл человечеству Свою истинную природу и Свою суть.

Фраза «Я есмь то, что Я есмь», в которой Бог раскрывает свою суть, как «Я есмь», являетесь одним из самых известных библейских заявлений, которое, естественно, привлекло много внимания. Ясно, что Бог сделал очень важное и основополагающее заявление о Себе, но многие библиоведы спорят на предмет его истинного значения. 

В нижеприведенной цитате можно увидеть, что Бхагаван дал свою интерпретацию этого заявления, но далеко не все библиоведы согласны с ней:

"Осознавание или сознание являются сутью ума. Однако, если эго контролирует ум, тогда он делает логические выводы, думает, ищет во всем смысл. Нет ничего отдельного от Космического Разума, который не ограничен эго, и, следовательно, просто осознает. Вот что имеет в виду Библия под фразой "Я есмь то, что Я есмь"".

Причиной разногласий между теологами на предмет истинного значения фразы является тот факт, что никто не может с уверенностью сказать, что имели в виду древние евреи. Все согласны в том, что исходная фраза «ehyeh aser ehyeh» происходит от архаичной древнееврейской формы глагола «быть», но далее мнения расходятся. Одна философская школа утверждает, что, поскольку в древнееврейском настоящее и будущее время идентичны, то глагол «ehyeh» может означать, как «я есть», так и «я буду». Тогда, исходя из этой теории, Бог сказал: «Я есть то, что Я буду», имея в виду, что «Я всегда буду тем, кем есть сейчас». Другие считают, что «ehyeh» означает не «я есть», а «я причиняю быть». Тогда получается, что Бог сказал не «Я есмь то, что Я есмь», а «Я есмь причиной всего, что существует» или что-то наподобие этого. Эта теория снискала популярность у христианских теологов, которые предпочитают видеть Бога творцом, а не чистым бытием. 

Есть еще одна теория, которая не связана с грамматическими тонкостями. В древнем семитском мире (речь идет о периоде 3000 летней давности) верили, что тот, кто знает имя человека, обретает над ним власть. Согласно этой теории, когда Моисей спрашивает у Бога его имя, Он дает уклончивый ответ - «Я есмь то, что Я есмь». Сторонники этой теории считают, что если бы Бог назвал свое имя, то Моисей обрел бы над Ним власть, что было совершенно недопустимым, поскольку подорвало бы Его величие и всемогущество. 

В наше время эта теория звучит скорее забавно, чем правдоподобно, но нельзя отрицать тот факт, что во времена, описанные в Ветхом Завете, имена ревностно оберегались по причине, описанной выше. Иаков после борьбы с ангелом, в истории, которую я рассказывал ранее, спросил у ангела его имя, но тот отказался открыть его, возможно потому, что боялся, что Иаков обретет над ним власть (Книга Бытия 23:29). В другой интересной истории Манной - отец Самсона - спросил у ангела Господнего:

«Как тебе имя? Чтобы нам прославить тебя, когда исполнится слово твое». Ангел Господень сказал ему: «Что ты спрашиваешь об имени моем? Оно чудно» (Книга Судей13:16-19).

Те, кто считают, что, говоря «Я есмь то, что Я есмь», Бог просто дал уклончивый ответ, находятся в меньшинстве. Большинство авторитетных источников признают, что значение фразы заключается в слове «ehyeh» обычно переводимом, как «я есть». 

Хотя в «Исходе» 3:14 Бог ясно называет себя «Я есмь» и, несмотря на то, что в следующей строчке Он говорит, что хочет, чтобы его поминали именно этим именем, евреи в последствии использовали другое имя. Они предпочитали имя Яхве, которое является третьим лицом единственного числа настоящего времени той же самой архаичной формы глагола «быть». Таким образом, древние евреи и составители Ветхого Завета вместо того, чтобы называет Его «Я есмь» всегда называли его Яхве, означающее «Он есть» или «Тот, который есть». «Я есмь» было слишком святым именем для евреев, и даже эвфемизм «Тот, который есть» был настолько священным, что никогда не использовался простыми людьми. Только самому главному священнику разрешалось произносить это имя вслух и то, только раз в году на Йом Киппур – самый важный праздник в иудаизме.

Как же тогда евреи обходились с именем Яхве, когда читали писания или говорили о Нем? Они использовали два следующих эвфемизма – «Адонай», означающее «Господь» или просто «Ашем», означающее «имя». В древнееврейской письменности гласные не обозначались, обозначались только согласные, поэтому Яхве писалось, как YHWH (ЯХВХ). Таким образом, когда евреям встречалась священная комбинация букв, они произносили не то, что было написано, а «Адонай» или «Ашем». Такой обычай совершенно непреднамеренно послужил появлению имени Иегова. В некоторых манускриптах, написанных более тысячи лет назад, когда к согласному нужно было добавлять гласный, гласные слова Адонай присоединили к согласным Яхве, чтобы напомнить читателям о необходимости произносить Адонай, а не Яхве. Когда эти манускрипты переводили, переводчики, которые не знали этих тонкостей, изобрели имя «Иегова». Иегова считается самой точной передачей слова Yahweh, хотя сейчас стало известно, что на самом деле, это не так. Касательно самих евреев, то имя Иегова для них ничего не значит, настоящим именем Бога для них остается Яхве или «Тот, кто есть». 

В большинстве переводов Библии используется чаще эвфемизм, а не настоящее имя, хотя в христианстве и нет запрета на произнесение настоящего имени Яхве. Имя YHWH (ЯХВХ) встречается около 6 800 раз в Старом Завете и чаще всего передается, как «Господь» и «Бог» с заглавной буквы. Например, когда Бог дает десять Заповедей (Исход 20:2), то в начале своей речи он говорит: «Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской…»

Несмотря на то, что священное имя Яхве упоминается в Библии тысячи раз, нет никаких оснований полагать, что евреи считали Бога имманентным существом. Любые теологические размышления были чужды древним евреям и в Ветхом Завете нет никаких указаний на то, что они считали Бога бесформенной абстракцией. Скорее их восприятие было антропоморфным – они приписывали ему все человеческие качества. Также нет никаких указаний на то, что евреи библейского периода считали единение с Богом целью своей жизни или считали себя Его частью. ЯХВХ был для евреев трансцендентальной сущностью, которую нужно умилостивить, которой нужно покланяться и служить, и, прежде всего, повиноваться. Бог был скорее отделен от Своего творения, чем един с ним. Он был выше всех Своих творений, так что никто не мог даже мечтать о том, чтобы приблизиться к нему, не говоря уже о единении с Ним. Для евреев «познать Бога» означало вступить с ним в личные отношения дуалистического характера. 

Единственными евреями, которые на основе знания имени Бога «Я есмь» создали как теологическую теорию, так и духовную практику, с помощью которой возможно Его непосредственное переживание, были мистики, которые следовали духовной традиции, известной, как Каббала. Они создали достаточно сложную теорию мироздания, основанную на мистических толкованиях текстов Старого Завета, и отделились от традиционной иудейской концепции, заявив, что человек может приблизиться к ЯХВХ и в Его присутствии приобщиться Его бытию. 

Существует множество различных каббалистических практик, но две из них представляют для нас интерес, поскольку связаны с учением Бхагавана. В понимании каббалистов Бог или Высшее Существо есть Эхэй (Ehyeh), что значит «Я есмь». Вы можете приблизиться к нему, призвав Его и назвав божественно имя – Яхве. В самой главной книге каббалистической литературы Книге Зоар сказано: «Благословен тот, кто полностью вручает душу свою ЯХВХ, чтобы пребывать в Нем и установить там трон славы Его». 

Во время одной интересной практики, которая схожа с садханой в индуизме, каббалисты разбивают имя Яхвэ на две части и на вдохе произносят «Ях», а на выдохе «вэ» с целью постоянно осознавать ту реальность, которую обозначает это имя. Есть также медитация-хождение, когда человек ставя правую ногу на землю, произносит «Яхвэ» и «Элохим», ставя левую. Яхве означает «Тот, кто есть», Бог существующий, а Элохим – библейское имя Бога-Творца. При ходьбе необходимо постоянно осознавать Эхэй – «Я есмь», из которого, согласно каббалистической традиции, проистекает и происходит все творение. Учителя Каббалы утверждают, что если правильно выполнять эту практику, то человек может пережить состояние единения с Богом.
 

Каббалистические идеи мироздания также основаны на концепции Бога «Я есмь». Согласно представлениям иудаизма мир появился, когда было произнесено одно единственное слово. Это слово было самым первым звуком, услышанным в проявленной вселенной. Эта теория схожа с индуистской концепцией звука Ом. Для каббалистов это слово не что иное, как величайшее имя Бога Эхэй (Ehyeh),т.е. «Я есмь». Согласно одной из их традиций, каждое существо, будучи сотворенным, произносит божественное имя «Я есмь», и повторяет то же самое «Я есмь», когда растворяется в своем творце. В соответствии с Каббалой произношение божественных слов «Я есмь» делает мир реальным и поддерживает его существование. Произнесенное «Я есмь» является эманацией непроизнесенного «Я есмь». Таким образом, сам Бог переходит из непроявленного в проявленное. 

В книге «Наставления шри Рамана Махарши» (беседа № 518) Бхагаван высказывает мысль схожую с этой идеей: 

«Высочайшее Бытие не проявлено, и первый знак проявления – это ахам спхурана (свет "Я")».

Бхагаван всегда повторял, что «я»-мысль возникает из Истинного Я, а затем, в буквальном смысле, творит мир и придает ему видимую реальность. И по аналогии с идеями Каббалы Бхагаван учил, что мир прекращает существование, когда «я» растворяется в Истинном Я. 

Проводя параллели между иудаизмом и учением Бхагавана, важно помнить, что ортодоксальный иудаизм утверждает, что Бог полностью и навсегда отделен от мира, тогда как Бхагаван учил, что Истинное Я является единственной реальностью, и что мир является его проявлением, а не его созданием. Для Бхагавана мир ЕСТЬ, существует, точно так же как и Бог ЕСТЬ и эти оба нераздельны: 

«Бытие поглощено Реальностью, и мир также – Реальность. В Самореализации есть только Бытие и ничего, кроме Бытия». 

Христианские теологи так же восприняли имя Бога «Я есмь», и то, что существование является его базисной природой, но они не хотят признать, что Его творение является выражением Его сути. Возьмем, к примеру, следующее заявление католического теолога:

«Бог является полнотой бытия, иначе говоря, является живым существованием и существующей реальностью. Он является не только живой сущностью, реальным объектом, но и самим существованием, самой реальностью».

Я уверен, что Бхагаван подписался бы под этой цитатой. Принадлежит она не какому-то вольнодумцу, а уважаемому теологу и прекрасно вписывается в основные представления католиков о том, что собой представляет Бог. Однако, мы не можем утверждать, что эта цитата подразумевает, что мир является частью Бога, поскольку, по сути, все христианские течения верят, что Бог сотворил мир ex nihilo, что означает «из ничего». Христианские теологи утверждают, что материя не является ни частью Его, ни эманацией Его или из Него. Согласно их представлениям, материя буквально возникла из ничего. Несмотря на то, что мир сотворен Богом, христиане не принимают идею о том, что он является частью Его сущностной природы. Идеи пантеистов, которые придерживаются противоположных взглядов, осуждаются христианскими теологами, как ложные и даже еретические. Как мы видим, Христиане готовы принять раскрытие Богом Себя, как «Я есмь» подразумевающее, что Его сущностная природа есть бытие, но они не готовы признать, что мир является частью Его существования. Приведем цитату из Ватиканского Собора: «Поскольку Бог является единой, совершенно простой, вездесущей сущностью, его следует признать целиком и полностью отдельным от мира».

Есть еще один важный момент, вследствие которого, учение Бхагавана кардинально отличается от учений иудаизма и христианства. Бхагаван учил, что «Я есмь» является не только именем Бога, но и истинным именем и природой каждого человека. Бхагаван утверждал, что если человек сможет познать свою истинную природу - «Я есмь» - тогда одновременно человек сможет пережить «Я есмь», которое является Богом и «Я есмь», которое является основой проявления мира. В подтверждении этого приведем следующие цитаты:

«Я есть - субстрат всех этих трёх состояний. Бодрствование постепенно проходит, Я есть; сновидения проходят, Я есть; глубокий сон проходит, Я есть. Они повторяют себя и, однако, "Я есть" остается».

«Не имеющее эго "Я есмь" мыслью не является. Это – реализация. Смысл, или значение "Я" – это Бог».

«Я существую» – это единственное постоянное самоочевидное переживание каждого. Нет ничего более самоочевидного (pratyaksha - пратьякша (санскр.) Непосредственное чувственное восприятие), чем «Я есмь». То, что люди называют самоочевидным, – переживания, получаемые ими с помощью чувств, – далеко от самоочевидности. Только Истинное Я таково. Pratyaksha (пратьякша) - другое имя для Истинного Я. Поэтому выполнять самоисследование и быть тем «Я есмь» – единственное, что следует делать. «Я есмь» – Реальность. «Я есть это или то» – нереально. «Я есмь» – Истина, другое имя для истинного Я »
.

Пожалуй, самое четкое определение значения божественного имени «Я» и проявленного мира было дано не самим Бхагаваном, а Намдевом – индийским святым, жившим в 14 веке и писавшем на языке маратхи. В своей работе «Философия Божественного Имени», которую Бхагаван часто цитировал и читал вслух, Намдев объясняет, каким образом «Я» проявляется, как мир и как может быть познана его истинная природа:

«Имя полностью охватывает и небеса, и землю, и всю Вселенную. Само по себе являясь формой. Между Именем и формой нет различия. Бог проявился и принял Имя и форму… за пределами Имени нет мантры. Имя и есть сам Бог. Всепроникающая природа Имени может быть понята, только когда человек узнал собственное «Я». Если собственное имя не познано, невозможно обрести всепроникающее Имя. Когда человек познал себя, тогда он находит Имя везде. Восприятие Имени, как нечто отдельного от названного, порождает иллюзию. Отдайте себя Гуру у стоп его и познайте, что само «Я» и является этим Именем. После нахождения источника этого «Я» слейтесь с ним в единое целое, являющееся самосущим и лишенным любой дуальности».

Большинство религиозных традиций мира предписывает верующим повторять имя Бога, чтобы иметь возможность пережить Его милость, Его присутствие и даже Его истинную природу. Иудаизм, христианство, индуизм и ислам учат идеям, противоречащим друг другу, но удивительно то, что все они согласны в вопросе теории и практики повторения святого имени. Нижеприведенная цитата демонстрирует мусульманскую точку зрения по этому вопросу, но адепты упомянутых выше религий найдут много общего со своими традициями:

«Божественное Имя, раскрытое самим Богом, содержит в себе Божественное Присутствие, которое обретает силу, когда Имя овладевает сознанием человека, повторяющего его. Человеку трудно непосредственно сконцентрироваться на Бесконечном, но концентрируясь на символе Бесконечного, он достигает Его: когда индивидуальный субъект отождествляется с Именем до такой степени, что ментальная деятельность поглощается формой Имени, тогда Божественная Суть самопроизвольно проявляется, поскольку эта священная форма не стремится к чему-либо вне себя. Форма соединяется со своей Сутью, границы которой в итоге растворяются. Таким образом, единение с Божественным Именем становится единением с Богом».

Для Бхагавана священным именем было «Я» или «Я есмь». Хотя он, как и Намдев, советовал своим преданным практиковать самоисследование и достичь Бога путем нахождения источника "Я", он признавал, что повторение святого имени «Я» может привести к той же цели. Однако он рекомендовал этот путь тем, кому было тяжело заниматься самоисследованием:

«Если вы находите vichara marga (путь самоисследования) слишком сложным, то можете повторять "Я", "Я", и это приведет вас к той же цели. Нет вреда в повторении "Я", как мантры. Оно является первым именем Бога».

Домохозяйка, которая пожаловалась, что самоисследование было трудным для нее и у нее не было времени на медитацию, получила такой же ответ:

«Если вы ничего не можете делать, по крайней мере, продолжайте постоянно повторять про себя "Я", "Я", как советуется при задавании вопроса «Кто я?» Неважно, что вы делаете – сидите, стоите или идете. «Я» - это имя Бога и первая и величайшая из всех мантр». 

В другом ответе Бхагаван объясняет, почему этот метод настолько эффективен:

«Вопрос: Как имя ("Я") помогает Реализации?

Ответ: Изначальное имя всегда продолжается самопроизвольно, без какого-либо усилия со стороны человека. Это имя – ахам, т. е. "Я". Но когда оно становится проявленным, то проявляется как ахамкара – эго ("я"). Словесное повторение имени (нама) ведёт человека к мысленному повторению, которое, в конце концов, растворяется в той вечной вибрации».


Мне хотелось бы сейчас снова обратиться к Ветхому Завету и рассмотреть еще одну фразу, которую любил цитировать Бхагаван. Псалом 46:10 говорит: "Будь спокоен и знай, что Я - Бог". Бхагаван настолько ценил эту фразу, что иногда говорил, что высказывания «Я есмь то, что Я есмь» и «Будь спокоен и знай, что Я – Бог»заключают в себе смысл всей Веданты. По мнению Бхагавана эти две цитаты тесно связаны, поскольку он учил, что переживание «Я есмь» является пребыванием в покое. Эти два слова «будь спокоен» обозначают как метод, так и цель, поскольку «Я есмь» раскрывается через бытие и покой (неподвижность): 

"Если (ум) поверут внутрь, он становится спокойным, и через некоторое время, то "Я ЕСМЬ" одно преобладает. "Я ЕСМЬ" – это Истина в Её целостности".

В широком смысле слова эта фраза означает не только состояние покоя. В нижеприведенном ответе Бхагаван ясно говорит о том, чтобы обрести покой, нужно достичь состояния чистого бытия, в котором маленькое «я» уничтожается:

«Вопрос: Как познать Себя?

Ответ: "Познание Себя" означает "Бытие Собой"… Ваш долг – быть, а не быть этим или тем. "Я ЕСМЬ то Я ЕСМЬ" заключает всю истину, а метод практики суммируется двумя словами "Быть спокойным". Что означает "спокойствие"? Оно означает "уничтожь себя", ибо любое имя и форма являются причиной волнения. Отбросьте представление, что "Я есть это и то"». 

«Остановитесь и познайте, что Я – Бог". Здесь неподвижность означает полную отдачу себя, без капли индивидуальности».

«Всё, что требуется для осознания Себя, это "Быть спокойным"».


Если перефразировать 10 строфу 46 псалма, чтобы лучше понять, как толковал ее Бхагаван, то она бы звучала так: 

«Достигнув состояния чистого бытия и абсолютного покоя, в котором ум уничтожен, человек может получить непосредственное переживание того, что Бог является «Я есмь»». 

Бхагаван часто делал акцент на том, что для того, чтобы «Быть спокойным и знать, что Я – Бог», нужно быть полностью свободным от мыслей, даже от мысли «Я – Бог». Как-то процитировав это библейское изречение, он добавил:

«Быть спокойным означает не думать. Знать и не думать – в этом ключ».

А в другой беседе сказал так: 

"Не следует думать: "Я – это, я – не то". Говорить "Это или то" – неправильно. Эти понятия также являются ограничениями. Только "Я есмь" – истина. Безмолвие - это "Я"". 

Бхагаван утверждал, что для того, чтобы, «быть спокойным» не нужно что-либо думать или утверждать. Наоборот, для этого необходимо полное отсутствие мыслей и утверждений. Такой подход является, главным образом, критикой древней традиции повторения или думанья «Я есть Брахман», как метод обретения свободы. В нижеследующей цитате Бхагаван объясняет, как истинное значение утверждения «Я есть Брахман» игнорируется или упускается толкователями и практикующими: 

"Это просто значит, что Брахман существует, как «Я», а не как «Я есть Брахман». Эта фраза не предполагает, что человек должен раздумывать «Я есть Брахман», «Я есть Брахман». Разве человек думает постоянно «я человек, я человек»? Он им является, и у него нет необходимости, за исключением тех моментов, когда он полагает, что, возможно, он животное или дерево, твердить себе «я человек». Точно так же Истинное Я есть Истинное Я. Брахман в виде «Я есмь» существует во всем и во всех." 

В начале этой статьи я пояснил отношение древних иудеев к именам, отмечая, что многие библейские имена что-то говорили о человеке или существе, носившем его. Имя Бога «Я есмь» раскрывает его истинную сущность; имя Авраама – его предназначение; имя Якова указывает на основную черту его характера и т. д. В начале христианской эпохи все еще было распространено мнение, что имя отображало характер человека и его судьбу. Поэтому, когда ангел явился Иосифу в начале Нового Завета, сообщая, что его жена носит ребенка, зачатого Святым Духом, значение имени, данного ангелом, имело большое значение:

«Ангел Господень явился ему во сне и сказал: Иосиф, сын Давидов! не бойся принять Марию, жену твою, ибо родившееся в Ней есть от Духа Святаго; родит же Сына, и наречешь Ему имя Иисус, ибо Он спасет людей Своих от грехов их».

Имя Иисус – это греческий эквивалент древнееврейского имени leschouah (Иешуа), которое является сокращением от lehoschouah. Полное имя звучит не благозвучно для евреев, поэтому они используют сокращенную версию. Этимология полного имени такова – «Яхве – есть спасение» или «Яхве помогает». Последнее значение всегда было более популярно и связано с вышеприведенной цитатой: «ибо Он спасет людей Своих от грехов их».

Если вы помните, «Яхве» означает «Тот, который есть». Это имя использовали евреи для обозначения «Я есмь», изначального божественного имени раскрытого Богом Моисею в Исходе. Поскольку Яхве является эвфемизмом для «Я есмь», можно утверждать, что имя Иисуса так же означает «”Я есмь” – есть спасение» или в более широком смысле «Имя Бога – есть спасение». Обе эти идеи имели место в учениях раннего христианства. 

Идея того, что Имя Бога само по себе может принести спасение, даже без необходимости повторения или памятования его верующими, была свойственна иудеям. Например, псалом 54:1 начинается с мольбы: «Боже! именем Твоим спаси меня». Для иудеев библейского периода Имя Бога означало самого Бога, а не просто обозначение или название. Для них все следующие утверждения означали одно и то же: «Имя Бога – есть спасение», «Бог – есть спасение», «Я есмь» - есть спасение». 

Когда Иисус начал учительствовать, он сознательно идентифицировал Себя с Яхве из Ветхого Завета, называя Себя в некоторых случаях «Я есмь». Все иудеи знали, что это имя могло быть использовано только Богом.

В одной из самых известных библейских историй, Иисус идет по Галлилейскому морю, чтобы встретить Своих учеников, которые ловили рыбу на лодках. Видя, что его действия встревожили учеников, Он сказал им: «Я есмь; не бойтесь». В большинстве переводов библии эта фраза звучит, как «это Я; не бойтесь», но это неправильный перевод с греческого. На греческом «Я есмь» будет ego eimi, и именно эти два слова стоят в греческом варианте перед точкой с запятой. Это притязание на принадлежность к Богу было понято Его учениками. Чудо хождения по воде и смелое заявление Иисуса «Я есмь» заставило учеников воскликнуть: «истинно Ты Сын Божий». То же самое предложение «Ego eimi; не бойтесь» встречается в некоторых рукописях от Луки (24:36). В этой истории Иисус является Своим ученикам после воскрешения. И снова большинство переводчиков перевели эту фразу, как «Это Я», а не «Я есмь». Однако, исходя из дальнейшего контекста, можно прийти к заключению, что Иисус указывает на Свою божественную принадлежность («Я есмь»), а не на физическое присутствие («Это Я»). 

В Евангелии от Луки и от Иоанна встречается еще одна строфа, в которой Иисус использует фразу «Ego eimi»очень интересным образом. Иисус предрек разрушение Иерусалимского храма, Мекки иудеев, и предупредил Иоанна и Андрея, что грядут ужасные события. После чего он добавил: «берегитесь, чтобы вас не ввели в заблуждение, ибо многие придут под именем Моим, говоря «Я есмь», и это время близко: не ходите вслед их». Заявить о себе, как «Я есмь» означает заявить о своей божественной природе, и конечно, такое заявления воспринялось иудеями, как богохульство. Доказательством этого служит история, описанная в 14 главе Евангелии от Марка. Эти строфы повествуют о суде над Иисусом. Иудейский первосвященник спросил Его: «Ты ли Христос, Сын Благословенного?» И Он ответил: «Я есмь». Это простое утверждение «Я есмь» было воспринято не просто, как утвердительный ответ, а притязание на божественную принадлежность, поскольку на ответ Иисуса священник яростно вскричал: «Вы слышали богохульство?!». Присутствующие согласились с тем, что этот ответ был богохульством и приговорили Иисуса к смертной казни (14:64). Возвращаясь к словам Иисуса, когда он сказал Иоанну и Андрею, что появится много людей «под именем Моим, говоря «Я есмь». Он имел в виду, что будут появляться самозванцы, утверждающие, что являются Богом, и что Иисус послал их. Сочетание фраз «Я есмь» и «под именем Моим» представляет особый интерес, поскольку, исходя из контекста, можно прийти к выводу, что Иисус претендует на изначальное Божественное имя.

Все строки, которые я цитировал до настоящего момента, были взяты из синоптических Евангелий, первых трех книг Ветхого Завета. В четвертом Евангелии от Иоанна, прослеживается несколько иная трактовка жизни Иисуса и Его учения, а также придается больше значения Его утверждению «Я есмь». Чтобы понять, чем отличается Евангелие от Иоанна, нужно просто составить список того, что входит в его содержание, а что нет, а затем сравнить с содержанием трех других Евангелий. В отличие от других Евангелий, в четвертом ничего не сказано о рождении Иисуса, о Его крещении, о Его искушениях, в нем ничего не сказано о Тайной Вечере и о Вознесении, об исцелении людей, одержимых бесами и злыми духами, в нем нет ни одной притчи Иисуса. Все это является основными темами остальных трех Евангелий. В четвертом Евангелии речи Иисуса занимают иногда целую главу и часто представляют собой возвышенные заявления, совершенно отличные от сжатых изречений в других трех Евангелиях.

 
Евангелие от Иоанна было написано гораздо позже, чем были составлены первые три Евангелия. Впоследствии появились бесчисленные теории, в попытке объяснить, почему подход и стиль Евангелия от Иоанна отличается от трех других. Одно из первых объяснений (230 г.н.э.), которое прошло испытание временем, было предложено Климентом Александрийским: 

«Самым последним Иоанн, увидев, что все связанное с материальным и телесным, получило надлежащее отражение в Евангелиях, побуждаемый своими друзьями и вдохновленный Духом Святым, написал духовное Евангелие». 

Другими словами, Иоанну было более важно рассказать о том, кем Иисус был, а не что он делал. Он хотел объяснить важность и значение прихода Христа на землю, а не просто передать события Его жизни в хронологическом порядке. В таком контексте в Евангелии от Иоанна заявление «Я есмь» обретает дополнительную важность.

Каковы эти заявления, и как они сформулированы? Библиоведы выделили две основные категории: 1. Простые заявления Иисуса о том, что он есть «Я есмь», другими словами Бог, проявленный в теле человека. 2. Более сложные утверждения, в которых Он передает природу и смысл «Я есмь» через обычные бытовые метафоры. Сначала я хотел бы перечислить и обсудить те, которые подпадают под первую категорию.

1.История с женщиной у колодца. Иисус просит женщину из Самарии, которая пришла почерпнуть воды из колодца, дать ему напиться. Во время долгой философской беседы женщина, которая уже убедилась в величии Иисуса, спросила Его, следует ли ей поклоняться Богу на горе, на которой поклонялись ее предки или ей следует идти в храм Иерусалимский, где поклоняются Богу иудеи. 

21 Иисус говорит ей: поверь Мне, что наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу.

22 Вы не знаете, чему кланяетесь, а мы знаем, чему кланяемся, ибо спасение от Иудеев.

23 Но настанет время и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе. 

24 Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине.

25 Женщина говорит Ему: знаю, что придет Мессия, то есть Христос; когда Он придет, то возвестит нам все.

26 Иисус говорит ей: это Я есмь, Который говорю с тобою.


Здесь мы видим простое, но смелое заявление Иисуса, что Он сам является Богом («Я есмь») и Мессией, посланным спасти мир. Выражение «Я есмь» можно найти не только в Исходе, а и в Книге Исайи, поскольку в ней Бог неоднократно определяет Себя, как «Я» и однажды (52:6) говорит фразу схожую с той, которую использовал Иисус. В 55 главе Бог говорит, что имя его презирается ассирийцами, которые теснили иудеев, а потом заявляет следующее: 

«Поэтому народ Мой узнает имя Мое; поэтому узнает в тот день, что Я Тот же, Который сказал: «вот Я!»».

Поскольку в древнееврейском оригинале слова «есть» (вот есть Я) нет, последнюю часть фразы можно более точно передать как «… Я, который говорю с тобою», «се (вот) Я». Эта фраза идентична по смыслу с фразой Иисуса, процитированной выше – «это Я есмь, Который говорю с тобою». Следует заметить, что «се (вот) Я» связано с первой частью предложения, в которой Бог говорит, что «народ Мой узнает имя Мое».

Иудеи библейского периода очень долго ждали Мессию. Используя имя «Я есмь» и другие фразы, которыми Бог идентифицирует Себя в Ветхом Завете, Иисус хочет донести до Своих слушателей, многие из которых знакомы с текстами Ветхого Завета, что он является их Богом, «Я есмь», действующим через человеческое тело. Для иудеев было привычным, что Бог идентифицировал себя, как «Я», например, Книга Исайи изобилует такими примерами. В главе 43:11 Он говорит: «Я, Я Яхвэ (Тот, кто есть), и нет Спасителя кроме Меня». В древнееврейском оригинале в этой и двух последующих строфах насчитывается 29 слов. 12 из них – местоимения первого лица, такие как «Я» или «мой», в частности местоимение «Я» повторяется 5 раз. 

Большинство «Я» - фраз в Книге Исайи появляются в форме «Я есмь Он», а не просто «Я» или Я есть. А поскольку в древнееврейском не было формы глагола «есть», Бог, на самом деле, говорит «Я-Он», а не «Я есмь Он». Возможно, это является сокращением от «Я, Я Яхвэ», фразы, которая появляется в главе 43:11. Большинство этих «Я-Он» фраз указывает или на трансцендентность Бога или на Его всемогущество. 

43:10 «Я-Он: прежде Меня не было Бога и после Меня не будет».

43:11 «Я, Я Яхвэ, и нет Спасителя кроме Меня».

43:13 «от начала дней Я-Он Тот же».


Последняя цитата перекликается с одной из самых известных «Я есмь» изречений от Иоанна. В главе 8:58 Иисус говорит: «Прежде нежели был Авраам, Я есмь». Эта цитата подтверждает то, что Яхвэ сказал в Евангелие от Исайи 43:13, что до того, как появилось время и мир («от начала дней») «Я», которое является безграничным Богом, уже существовало, как Тот, кто ЕСТЬ. 

2.Обращение к фарисеям в храме. В 8 главе Иисус вступает в долгую дискуссию с фарисеями в Иерусалимском храме. На их жалобы и вопросы он отвечает им с величавой позиции «я не от мира сего», дважды повторяя (стих 24, 28), что «Я есмь» - это путь к спасению:

8:19. «Тогда они спросили у Него: а где Твой Отец? Иисус же ответил: вы не знаете ни Меня, ни Отца Моего. Если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего».

21. «Опять сказал им Иисус: Я отхожу, и будете искать Меня, и умрете во грехе вашем. Куда Я иду, туда вы не можете придти».

22. «Тут Иудеи говорили: неужели Он убьет Сам Себя, что говорит: «куда Я иду, вы не можете придти»?»

23. «Он сказал им: вы от нижних, Я от вышних; вы от мира сего, Я не от сего мира».

24. «Поэтому Я и сказал вам, что вы умрете во грехах своих; но если вы поверите, что Я Тот, Кто Я есть, то не умрете во грехах своих».

25. «Тогда они спросили у Него: кто же Ты? Иисус сказал им: не об этом ли постоянно Я и говорю вам?»

28. «Иисус же сказал: когда вы вознесете Сына Человеческого, тогда поймете, кто Я (что Я есмь), и поймете, что Я ничего не делаю от Своего имени, а говорю лишь то, чему научил Меня Отец Мой».


В этом удивительном отрывке Иисус не просто утверждает, что он является «Я есмь». Он говорит, что вера в то, что Он является «Я есмь» очень важна для тех, кто не желает «умереть во грехах своих». Следует заметить, что в 28 стихе Он констатирует, что «Я есмь» вполне возможно познать, и когда «Я есмь» познано, человек может понять положение Иисуса и Его заявление о том, то Он ничего не делает по Своей воле.

Греческий текст второй части 25 стиха очень сложно расшифровать. Приведенная выше цитата взята из исправленного стандартного издания Библии. Другие варианты толкования таковы:

1. Я говорю вам, что Я есть начало. 
2. Все что я говорю вам – это только начало.
3. Изначально Я есмь то, о чем говорю Я вам.
4. Как я вообще говорю к вам?

Я не достаточно подготовлен, чтобы определить, какой из этих вариантов является правильным. Но позволю себе заметить, что 1 и 3 варианты сочетается с утверждениями Иисуса, высказанными в предыдущем и последующем стихах о том, что Он является «Я есмь», которое есть путь к спасению. 

3. Предательство Иуды. После того, как ему омыли ноги перед последней вечерей, с целью убедить Своих учеников, что Он является «Я есмь», Иисус говорит им, что один из них в конечном итоге предаст Его: «Говорю вам о том прежде, чем оно сбылось, дабы, когда это сбудется, вы удостоверитесь, что Я Тот, Кто Я есть».

Через некоторое время, когда предатель Иуда привел солдат и священников, чтобы они арестовали Иисуса, Он несколько раз указал на Себя, как «Я есмь»:

18.4. «Иисус же, зная все, что ожидает Его, вышел навстречу им и спросил: кого вы ищете?»

5. «Они ответили Ему: Иисуса Назорея. Иисус сказал им: Я есмь».

6. «Когда же Иисус сказал: Я есмь, — они отступили назад, при этом упали на землю».

7. «Он вновь спросил их: кого вы ищете? Они же сказали: Иисуса Назорея».

8. «Тогда Иисус говорит: Я же сказал вам, что Я есмь».


Практически во всех переводах Библии в 5 стихе Иисус говорит: «Это Я», хотя в оригинале он просто утверждает «Я есмь» (ego eimi). Многие толкователи замечают, что простой ответ «Я есмь» придает дополнительное значение 6 стиху. После провозглашения Своей божественности Иисусом, солдаты испытали благоговейный страх и пали ниц. Ответ «Это Я», означающий, что Он и есть Иисус Назорей, которого они ищут, не вызвал бы такой реакции. 

Почему Иисус так часто повторял фразу «Я есмь»? Первая причина в том, что он хотел обозначить себя, как богочеловека, посланного на землю, чтобы избавить человечество от страданий. В Евангелие от Иоанна в главе 17:6 Иисус говорит Богу: 

«Я открыл Твое имя людям, которых Ты дал Мне, избрав их из всего мира».

Другими словами божественное Имя воплотилось ради тех людей в мире, которым было нужно спасение. Можно также утверждать, что, постоянно определяя Себя, как «Я есмь», Иисус хотел, чтобы Имя Бога стало широко известным, для того, чтобы люди могли использовать его, верить в него и концентрироваться на нем, как на способе переживания Бога.

«Отче праведный! Мир Тебя не познал, Я же познал Тебя… Я приведу их к познанию имени Твоего, которое Я открыл им, чтобы любовь, которой Ты возлюбил Меня, пребывала в них так же, как и Я в них» (Ин. 17:25-6).

Иисус сам молился Богу и просил его: 

«Отче! Прославь имя Свое!». 

Своих учеников он учил почитать в своих молитвах Имя, говоря так: 

«Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое» (от Матфея 6:9).

Ранние христиане верили, что Имя Бога обладает огромной силой и может принести спасение, но они использовали совсем не имя «Я есмь», которое открыли им Бог и Иисус. Это было имя Кириос (Kyrios), греческое слово, означающее «Господь» и подразумевающее господин. Чтобы понять, как это произошло, необходимо проследить все изменения, которые произошли с именем.

Изначально Бог открыл себя, как «Я есмь», добавив, что хотел бы, чтобы этим именем «памятовали его из рода в род» (Исход 3:15). «Я есмь» было слишком священным именем для иудеев, поэтому они записали его в писаниях, как Яхвэ, означающее «Он есть» или «Тот, кто есть». Но когда они произносили это имя вслух, то использовали другой эвфемизм – Адонай, который означает «Господь» или «мой Господь». Они применяли этот эвфемизм, поскольку произносить вслух имя Бога, было запрещено. Вместо имени Яхвэ или «Я есмь» для обозначения Бога, составители Нового Завета использовали имя Кириос, означающее «Господь», поскольку Септуагинта (перевод Ветхого Завета на греческий язык) использовала его для передачи имени Яхвэ. 

Ранние христиане переняли слово Кириос и стали применять его, поскольку, по их мнению, оно передавало идею царствования Иисуса. В псалме 110:1 сказано: «Вот слово Иеговы (Яхвэ) к моему Господу: «Сиди по правую руку от меня». Ранние христиане посчитали, что слово «Господь» означает воскресшего Иисуса и верили, что после Своего воскрешения Он сел на Небесах рядом с Богом, осуществляя духовное господство над миром. Изначально слово Кириос использовали для обозначения воскресшего Иисуса, но со временем оно стало общепринятым обозначением Бога в Ветхом Завете.

Таким образом, имя Бога прошло через цепочку трансформаций («Я есмь» - Яхвэ – Адонай – Кириос), вследствие которой изначальное значение «Я есмь» было утрачено. Благодаря этим изменениям Бог стал в представлении ранних христиан не «Я есмь», а Божественным (Господином), получавшим дань почтения от своих подданных. Когда, например, Павел написал в Послании к Филиппийцам: «Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени». Однако из следующего стиха ясно, указывая на «имя», он имеет в виду вовсе не «Я есмь»: «Дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних и всякий язык исповедал, что Иисус Христос – Господь (Кириос)». (к Филиппийцам 2:9-11) Высказывание «Иисус – Господь», вместо «Иисус – «Я есмь»» стало одним из самых распространенных постулатов христианской веры. 

Изменение имени с Яхвэ на Кириос было намеренным и просчитанным шагом. Даже стихи Старого Завета были адаптированы под новую версию. Когда автор «Деяния святых Апостолов» написал: «И будет: всякий, кто призовет имя Господне (Кириос), спасется», он просто поменял слова одной цитаты из Ветхого Завета: «И произойдет так: всякий кто призовет имя Господа (Яхвэ), будет освобожден». Иногда, особенно в «Деяниях», само имя Иисуса Христа (а не Яхвэ или Кириос) провозглашается наивысшим и наисильнейшим. Апостолы древности совершали чудеса исцеления, воззвав к этому имени. Когда Петр увидел хромого человека у Красных дверей храма, он сказал ему:

«Серебра и золота нет у меня; а что имею, то даю тебе: во имя Иисуса Христа Назорея встань и ходи И, взяв его за правую руку, поднял; и вдруг укрепились его ступни и колени» (Деяния 3:6-8).

Когда его впоследствии спросили: «Какою силою или каким именем вы сделали это?», Петр ответил:

«То да будет известно всем вам и всему народу Израильскому, что именем Иисуса Христа Назорея, Которого вы распяли, Которого Бог воскресил из мертвых, Им поставлен он перед вами здрав».

Я уже упоминал тот факт, что Имя имело особое значение для иудеев. Оно было не просто названием, а проявлением Самого Бога. Ранние христиане, которые все были воспитаны в иудейской традиции, взяли концепцию имени и применили ее к Иисусу, после чего начали учить, что спасение может быть обретено через Его Имя. Когда христианство распространилось на земли других народов, оно пришло к людям, у которых не было традиции наделять имена такой силой и важностью. Поэтому, по мере распространения христианства изначальная важность имени потеряла свое значение. Взамен этому появились новые постулаты, которые стали основными в учении церкви: спасение можно обрести, просто поверив, что Иисус – сын Божий, и что он умер, дабы искупить грехи человеческие. Все, кто примет эти утверждения, духовно возродятся. Стоит отметить, что в первые десятилетия эпохи христианства существовали некоторые популярные конкурирующие языческие культы, основанные на мистических религиозных верованиях греков, центром которых была смерть бога и сопутствующая идея, что его смерть или жертва давала возможность его преданным духовно возродиться. Именно на основе этих фактов важность распятия обрела силу, а значение имени было преуменьшено. 

Иоанн, который написал свое Евангелие приблизительно в 100 году н.э., с интересом и даже, возможно, с огорчением наблюдал за этими трансформациями. Синоптические Евангелия, «Деяния Апостолов» и практически все писания уже существовали и распространялись еще до написания последнего Евангелия. Логично будет предположить, хотя и невозможно доказать, что Иоанн был знаком с большей частью христианской литературы, написанной ранее. Многие ученые полагают, что Иоанн записал свое понимание жизни и роли Христа не только с целью дополнить уже существующую литературу, а и исправить некоторые ошибочные идеи о Христе и Его учении, которые уже имели место на тот момент. Также он хотел донести истинную суть христианства с философской точки зрения, понятной для греческой цивилизации, в которой он жил. В своих записях он опроверг бессмысленные и далекие от христианских идей теории, выдвинутые недавно появившимися гностиками; преуменьшил авторитет Иоанна Крестителя, который начал возводить в культ самого себя; сделал глубокий акцент на божественности Иисуса, его статусе Сына Божьего на величии Бога и единстве Бога и Иисуса. Лишь в Евангелии от Иоанна, Иисус сам говорит о том, что Он – сын Божий (10:36) и только в нем можно найти известное заявление Иисуса: «Я и Отец – одно» (10:30). Все «Я есмь» - утверждения, которые я уже цитировал», указывают именно на это. Они подтверждают, что Бог воплотился в форме Сына Своего и указывает на то, что эти Двое (Отец и Сын) отдельны, как личности, но по сути являются одним и тем же «Я есмь».

В еще нескольких случаях Иисус (иносказательно) указывает на Себя, как «Я есмь», например, в таких известных высказываниях: «Я есмь путь и истина и жизнь», «Я есмь свет миру», «Я есмь хлеб жизни». Эти заявления обычно встречаются в тщательно построенных историях, которые зачастую начинаются с совершения какого-то чуда или глубоких духовных рассуждений и заканчиваются величественными «Я есмь» - утверждениями Иисуса.

Возьмем, к примеру, историю, в которой Иисус накормил 5000 человек всего 5 хлебами и 2 рыбами. На следующий день Он сказал своим ученикам: 

«Старайтесь не о пище тленной, но о пище, пребывающей в жизнь вечную… Я есмь хлеб жизни; приходящий ко Мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда» (от Иоанна 6:27,35).

Такие «Я есмь» утверждения с предикатом дают духовное объяснения, совершенным чудесам, подтверждают духовную природу Иисуса («Я есмь») и в то же время провозглашают, что через него можно обрести духовное спасение. 

Вот еще несколько примеров таких историй: 

А) В начале 9 главы Иисус встречает слепого и излечивает его. Перед тем, как совершить это, он говорит: 

«Доколе Я в мире, Я свет миру» (Ин. 9:5). 

Слепота этого человека является метафорой, обозначающей слепоту духовную, в которую погружен мир. Подарив зрение человеку, и утверждая «Я есмь свет», Иисус косвенно говорит, что Он, как Сын Божий, являющийся «Я есмь» может рассеять духовное невежство. Идея того, что Иисус является Светом проходит красной нитью по всему Евангелию. Иоанн начал Евангелие с заявления, что Иисус Христос, посланный на землю Сын Божий, есть «свет миру», который пришел, чтобы развеять темень духовную, и эта метафора появляется в тексте с регулярной периодичностью. Например, в 8 главе Он заявляет: 

«Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни» (Ин. 8:12).

Б) В главе 10 Иисус сравнивает себя с дверью в овечий загон: 

«Кто не дверью входит во двор овчий, но перелазит инуде, тот вор и разбойник; а входящий дверью есть пастырь овцам. Ему придверник отворяет, и овцы слушаются голоса его, и он зовет своих овец по имени и выводит их. И когда выведет своих овец, идет перед ними; а овцы за ним идут, потому что знают голос его». (Ин. 10:1-4) 

А потом, поясняя аналогию, Иисус сказал: 

«Иисус сказал им: истинно, истинно говорю вам, что Я дверь овцам… Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасется… Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком…. Я есмь пастырь добрый; и знаю Моих, и Мои знают Меня. Как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца». 

Повторение «Я есмь» в пояснении Иисуса указывает на то, что Иисус является воплощением «Я есмь», которое является единственным путем, ведущим к единению с Отцом. 

Заявления «Я есмь» с предикатом не встретятся вам в синоптических Евангелиях, зато вы найдете там сказания, названные «Притчи о Царствии Небесном», обозначающее то же самое. В Евангелие от Матфея Иисус говорит:

«Царство Небесное можно сравнить с горчичным зерном, которое человек взял и посеял в поле. Хотя горчичное зерно и самое маленькое из всех семян, но когда оно вырастает, то становится больше огородных растений». 

В других притчах он сравнивает Царствие Небесное с закваской в тесте и сеятелем, сеющим семена. Эти притчи являются аналогиями, повествующими о Царствии Небесном. «Я есмь» - утверждения в Евангелии от Иоанна напротив повествуют о том, чем является Бог на самом деле: «Я есмь свет», «Я есмь хлеб», «Я есмь дверь».
 
Здесь будет уместно процитировать Бхагавана:

«Единственной постоянной вещью является Реальность, и это – Истинное Я (Атман). Вы говорите: "Я", "Я хожу", "Я говорю", "Я работаю" и т. д.(в английском языке словосочетание "I am" соответствует русскому "я", если поставить дефис "I-am", то получится выражение, тождественное русскому "Я есть") Поставьте через дефис слово "есть" в каждом случае: Я - ЕСТЬ. Это – неизменная и фундаментальная Реальность. Эту истину Бог преподал Моисею: "Я есмь то Я ЕСМЬ". "Будь спокоен и знай, что Я - есмь Бог". Поэтому "Я - ЕСМЬ" – это Бог».

Таким образом, если последовать совету Бхагавана и поставить дефис в I -am, тогда можно четко увидеть, что «Я есмь» является хлебом, который утолит голод; «Я есмь» является светом, который рассеет духовное невежество; «Я есмь» является дверью, в которую нужно войти, чтобы обрести единство с Отцом. 

В) В главе 13 Иисус говорит Своим ученикам, что собирается покинуть их в физическом смысле и, что «Куда Я иду, вы не можете придти» (Ин. 13:33) Далее Он говорит, что собирается в дом Отца Своего, чтобы подготовить в нем места для учеников Своих, поскольку в конце концов они присоединятся к Нему. Затем Фома спрашивает Его: «Господи! не знаем, куда идешь; и как можем знать путь?» На что Иисус отвечает: 

«Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Ин. 14:5-6). 

Если эту фразу прочитать, по совету Бхагавана, как «Я есмь», тогда она уже не будет утверждением о том, что Иисус необходим всем тем, кто хочет попасть в «дом Отца», а указывает на то, что пребывание в «Я есмь», которое является сущностью Бога и Иисуса, является путем для тех, кто ищет единения с Отцом.

Г) Когда Иисусу сообщили о смерти Лазаря, он пошел к нему домой и вернул его к жизни. Как слепой, которого излечил Иисус, символизирует темноту, которую может развеять духовный свет, так и воскрешение Лазаря символизирует возрождение, которое может обрести каждый, кто верит в Иисуса, который является выражением «Я есмь». До того, как совершить чудо, Иисус говорит: 

«Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек» (Ин. 11:25-6).

«Я есмь» является воскресением. Кто достигает его и пребывает в нем, выходит за пределы телесной смерти.


Д) Есть еще одно «Я есмь» - утверждение с предикатом, которое, однако, не связано с совершением чуда или поучительной историей:

«Я есмь истинная виноградная лоза, а Отец Мой – виноградарь. Пребудьте во Мне, и Я в вас. Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе: так и вы, если не будете во Мне. Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего» (15:1, 4-5)

Когда Иисус заявил, что является «Я есмь» без всякого предиката, он указывает на Свою тождественность с Богом, который открыл Свое имя «Я есмь» в Исходе. Но когда добавляется предикат, то Иисус уже не констатирует Свою божественность, а определяет свою роль и задачу, а также обозначает отношения между Собой и людьми. По сути, он говорит, что «Я есмь» является светом, который освещает путь людей к Богу, хлебом, который накормит их духовно и дверью, в которую человеку нужно войти, чтобы обрести единение с Отцом. А также виноградной лозой, соединяющей человека с Сыном Божьим, от чего зависит духовная реализация человека и, наконец, возрождение, независящее от обыденного телесного существования. 

Евангелие от Иоанна имеет еще одну интересную черту, которую стоит отметить. В синоптических Евангелиях Иисус, совершая чудеса исцеления, не руководствуется никаким определенным мотивом, кроме желания помочь несчастным из чистого сострадания. Однако в Евангелии от Иоанна те несколько совершенных Иисусом чудес, были сделаны с целью явить славу Божью. Первое чудо в Кане Галилейском «явило славу Его» (2:11); Иисус воскресил Лазаря из мертвых «…к славе Божией, да прославится через нее Сын Божий»; и в истории со слепым, которую я уже упоминал, Иисус сказал о причине его слепоты: «но это для того, чтобы на нем явились дела Божии» (9:3). Очень часто чудеса сопровождаются поучительными речами, кульминацией которых является одно из известных «Я есмь» - утверждений Иисуса. Для Иоанна эти чудеса не были случайностями или удобными поводами для Иисуса, чтобы показать Свою или Божью силу, он рассматривал их, как то, что он называл «semeia», что означает «знаки». Они являются поучительными примерами, целью которых, было показать обычным людям славу Божию и Его силу, проявленную через Его Сына. Для тех, кто был достаточно проницательным, чтобы понять послание Его речей, давалось важное дополнение – Иисус подает высший «знак», говоря разными иносказательными способами, что ««Я есмь», в чьей силе вы сейчас убедились, сейчас среди вас. Обратитесь к ней и спасение – ваше».

В видении Иоанна, Иисус был Божественной реальностью, спустившейся на землю в человеческом теле. Есть такое греческое слово «alethinos», означающее «истинный», которое он применял в отношении Иисуса, иногда в связке с «Я есмь» - утверждениями с предикатом. Иисус есть «Свет истинный» (1:9), а так же «истинный хлеб с небес» (6:32) и «истинная виноградная лоза», и если судит Он, «то суд Мой истинен». Иоанн видел Иисуса, как проявленное, воплощенное в крови и плоти «Я есмь», чьей задачей было стать для людей маяком, проливающим свет на мир, погрузившийся во тьму, которая не давала людям постичь Бога (1:5).

«Знаем также, что Сын Божий пришел и дал нам свет и разум, да познаем Бога истинного и да будем в истинном Сыне Его Иисусе Христе. Сей есть истинный Бог и жизнь вечная. Дети! храните себя от идолов. Аминь». (1-е Иоанна 5:20-1). 

Через пришедшего Иисуса Христа, мы можем познать Бога, который является «Я есмь». Иоанн говорит, что попытка достичь Его через другие формы и имена, равносильна идолопоклонству, поскольку в таком случае мы почитаем образ Бога, не являющийся истинным. 

Ранее я уже упоминал, что мотивом написания Иоанном четвертого Евангелия было желание написать духовное и толковательное повествование о жизни Иисуса, а не просто хронологию событий Его жизни. Целью Иоанна было сделать акцент на истинном значении учения Иисуса и опровергнуть ошибочные идеи и толкования Его жизни и учения. Когда Иоанн говорит об Имени Бога, то, как и все иудеи своего поколения, имеет в виду Самого Бога, т.е. Яхвэ, который открыл Себя в Исходе. Должно быть, превращение Яхвэ в Кириоса и изменение самой концепции опечалили его, также, как и потеря значения древней традиции Имени на неиудейских землях. Несколько раз в синоптических Евангелиях Иисус заявил о себе, как «Я есмь», но складывается такое впечатление, что ранние христиане не придали этим заявления большого значения. На долю Иоанна выпало возрождение этой традиции. В его Евангелии Иисус определяет себя, как «Я есмь» намного больше раз, чем во все остальных трех Евангелиях вместе взятых. «Я есмь» - утверждения с предикатом, ни одного из которых нет в синоптических Евангелиях, одновременно устанавливают тождественность Иисуса с «Я есмь» из Старого Завета и путь, с помощью которого христиане могут приблизиться и соединиться с Отцом. 

Однако, усилия Иоанна не увенчались большим успехом. Люди практически не обратили внимание на его попытку поставить тождественность Иисуса с «Я есмь» в центр христианской веры. В наше время, если посмотреть на объяснения «Я есмь» – утверждений в комментариях к Библии, можно увидеть, что они или игнорируются или низводятся до уровня сносок и приложений. Есть тенденция рассматривать эти утверждения, как незначительную головоломку, а не как основное откровение.

Насколько мне известно, есть только одна христианская группа, которая поставила на заслуженное почетное место утверждение Христа «Я есмь». Это – организация под названием «Бесконечный Путь», основанная в 20 веке христианским мистиком Джоэлом Голдсмитом. После многих лет, посвященных движению христианской науки, внутреннее «Я» открылось ему. Пребывая в нем, он осознал, что внутреннее «Я» и есть сам Бог. Эта реализация дала ему новый взгляд на суть учения Христа, как это было отражено в Евангелие от Иоанна. В итоге он организовал группу и учил всех, кто приходил к нему, что Бог находится внутри в форме сияющего «Я». Под его именем вышло более 20 книг, большинство из которых являются собраниями его лекций и бесед. Ниже я привожу несколько цитат из его книги на тему сущности Бога, выраженной, как «Я» или «Я есмь». Все цитаты взяты из его книги «Мистическое «Я»» (The Mystical 'I'), которая рассказывает о переживании автором «Я есмь» и дает объяснения «Я есмь» - утверждениям, которые можно найти в Евангелии от Иоанна. Прочитав цитаты из его книги, можно легко заметить, что его толкования библейских тексов совпадают с моими, и что его учение о природе «Я» и способах Его переживания полностью совпадает с тем, что говорил Рамана Махарши:

«Я стою у дверей и стучу». Кто это «Я», стоящее у дверей? И у каких дверей стоит это «Я»? Может у дверей твоего сознания? «Я» стоит у дверей сознания и стучит, но вам нужно открыть дверь и впустить это «Я», поскольку «Я есмь хлеб жизни… Я есмь путь и истина и жизнь… Я есмь воскресение и жизнь…. Я пришел для того, чтоб имели жизнь и имели с избытком».

«Я», которое стоит у дверей вашего сознания и стучит, является тем «Я», которое пришло, чтобы вы могли иметь жизнь с избытком. Когда вы позволите этому «Я» войти в ваше сознание, тогда вы обретете жизнь вечную – хлеб жизни, воду жизни и вино жизни. Вы позволите силе возрождения войти в ваше сознание…

Закройте глаза и внутри себя тихо, благоговейно тайно и нежно произнесите: «Я». Это «Я» внутри вас - могущественно. Это «Я» внутри вас - важнее любой проблемы во внешнем мире. Это «Я» внутри вас пришло, чтобы вы имели жизнь и имели ее с избытком. Это «Я», которое было с вами «прежде нежели был Авраам», ждет, когда вы узнаете и примите Его. «Разве не знаете, что вы храм Божий?»

Разве вы не знаете, что имя Бога – «Я» или «Я есмь», и что вы будете храмом Божим только тогда, когда впустите «Я» в свое сознание и будете хранить Его там тайно, благоговейно, нежно и мирно так, что в любую минуту вы можете закрыть глаза и вспомнить «Я»?

Когда Иисус говорит об Отце внутри и когда Павел говорит об Иисусе, который в нем пребывает, они говорят о «Я ЕСМЬ», том самом «Я», которым вы являетесь. «Я», о котором вы только что известили, и которое пребывает внутри вас».

«У вас может уйти месяц, год или десять лет на то, чтобы вы смогли пробить кору своей личности и, наконец, услышать постоянный тихий голос внутри себя, но когда это произойдет, голос скажет вам следующее: «Будь спокоен и знай, что Я - Бог». Это не следует понимать, как то, что Джоэл или Мэри есть Бог. Или что Вильям, Роберт, Милдред являются Богом. А знаете, что еще скажет вам голос? «Не бойся, ибо Я с тобою… Я не оставлю тебя и не покину тебя». Не бойся. Даже если ваши грехи ярко красного цвета, как только вы осознаете «Я» внутри вас, то будете белы, как снег».

«Чтобы быть уверенными, что людей не занесет в неправильном направлении, мы предостерегаем наших студентов от повторения фразы «Я есмь Бог» даже про себя. И нет никакого смысла произносить такую фразу, как «Я – есмь сын Божий». Самый лучший способ – это просто произносить «Я» и размышлять над его значением. Со временем, когда ваш слух утончиться, вы услышите голос, говорящий ""Я" внутри тебя есмь Бог. "Я", которое ближе к тебе, чем дыхание, есмь Бог". Когда вы услышите эти слова, знайте, что вы установили контакт со своим источником».

«Доступной истиной в каждую эпоху было откровение «Я» есмь Он и нет никого другого. Есть только одно Я, Толька одна Самость, Я ЕСМЬ ТО Я ЕСМЬ. Это то «Я», которое находится внутри нас, Божественная Самость тебя и меня.

Пребывайте в слове «Я». Позвольте этому «Я» пребывать в вас и познайте его суть. Не позволяйте никому снова закрыть эту Истину для вас, храните ее благоговейно, как тайну. 

«Когда у вас в голове появляется образ Бога, вы начинаете персонифицировать и считать, что эта концепция является Богом, в то время как концепция не может быть Богом. Только «Я» может быть Богом, однако ментальный образ «Я» создать невозможно. Это единственное слово, которое невозможно описать. Старайтесь сколько хотите, вам не удастся создать ментальный образ «Я»».

«Не имеет значения, утверждаете ли вы, что Бог есть Всезнающий, Всемогущий и Вездесущий, или что Иисус является Всезнающим, Всемогущим и Вездесущим, вы отделяете Бога и Иисуса от Самости, которой являетесь, от «Я», которым вы есть. Однако, когда вы все это сводите к «Я и Отец – одно» и знаете, что «Я» является Всезнающим, Всемогущим и Вездесущим, тогда в этом единстве вы бесконечны в существовании. В этом единстве ваше «Я» есть вашим бессмертием».

Одно из самых важных утверждений Нового Завета – фраза «Я есмь путь». Неправильная интерпретация этих нескольких слов держала мир в духовном неведении на протяжении семнадцати сотен лет… 

«При правильной интерпретации слова «Я есмь путь» означают то, о чем они говорят. Путь, истину и жизнь с избытком следует искать в «Я», которое «Я есмь» и «Я», которым вы являетесь, поскольку вам сказали, что вы и отец ваш – одно.… Всего в одном слове «Я» вы можете найти секрет духовного послания, принесенного миру Иисусом Христом».

«Бог – это не личность… Бог не локализован, как ум каждого человека. Бог – это бесконечное бытие. Следовательно, Бог должен быть вашим и моим бытием. Вот поэтому мы можем принять «Я», как имя Бога, поскольку мое имя - «Я» и ваше имя – «Я». Каждый из нас является «Я»… Каждый из нас является «Я», и Бог – это бесконечное «Я» в нас».

«Когда вы знаете секрет «Я», то пребываете в покое и позволяете «Я» делать Свою работу. Не "вы", а «Я», которое внутри вас. Вам не нужны размышления, поскольку вы не можете и вам не нужно пробуждать Бога».


Идея о том, что Иисус косвенно учил садхане концентрации на Боге, как на внутреннем чувстве «Я есмь», будет звучать странно и даже подозрительно для большинства христиан. Скорее всего, они возразят, что Иисус никогда прямо не просил своих последователей осознавать Бога в себе в виде «Я есмь» и добавят, что единственную практику, которую он рекомендовал – это бхакти. То, что христиане, вероятно, ответили бы на это, четко обозначено в Евангелие от Марка:

«Один из книжников подошел и спросил Его: какая первая из всех заповедей? Иисус отвечал ему: первая из всех заповедей: слушай, Израиль! Господь Бог наш есть Господь единый; и возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею, - вот первая заповедь! Вторая подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя. Иной большей сих заповеди нет» (от Марка 12:28-31).

В своем ответе Иисус повторяет, немого изменив, великое воззвание Моисея к Израильтянам (Второзаконие 6:4-5):

«4 Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть;

5 и люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душею твоею и всеми силами твоими».


В этих стихах слово «Господь» употребляется три раза, однако в древнееврейском оригинале стоит слово «Яхвэ», которое иудеи использовали для обозначения «Я есмь», раскрытое Богом Моисею. В дополнение к переводу, взятому из исправленного стандартного издания Библии (Revised Standard Version of the Bible), приведенные ниже три варианта перевода также можно считать корректными:

А) Слушай, Израиль: Яхвэ, Бог наш, един есть.

Б) Слушай, Израиль: Яхвэ – есть наш Бог, Яхвэ един.

В) Слушай, Израиль: Яхвэ – есть наш Бог, и только Яхвэ.
 

Как только становится известным, что Яхвэ обозначает Бога, выраженного в виде «Я есмь», значение процитированных строк становится очевидным:

«Возлюби Яхвэ, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею».

Этими словами и Бог, и Иисус иносказательно говорили о том, что сердце, душа и ум должны быть с любовью устремлены только к одному – к «Я есмь», которое является Богом. Иисус сказал, что большей заповеди, чем эта нет, и Моисей также подчеркивает это в продолжение своей речи к израильтянам:

"И да будут слова сии (Второзаконие 6:4-5), которые Я заповедую тебе сегодня, в сердце твоем (и в душе твоей); и внушай их детям твоим и говори о них, сидя в доме твоем и идя дорогою, и ложась и вставая; и навяжи их в знак на руку твою, и да будут они повязкою над глазами твоими, и напиши их на косяках дома твоего и на воротах твоих" (Второзаконие 6:6-9). 

Выполняя эту заповедь, ортодоксальные иудеи, идя в синагогу, всегда носили на лбах и руках тфилины, содержащие написанные на пергаменте вышеприведенные слова из Второзакония. Также они хранят эти слова в специальных ящиках, прикрепленных к дверям и воротам. Некоторые особо набожные евреи почтительно целуют ящички, каждый раз заходя и выходя из дома, как жест уважения Яхвэ, единому Богу, открывшему Себя Моисею, как "Я есмь". В частности, четвертая строфа является для всех иудеев величайшим и наиболее распространенным подтверждением веры. Независимо от того, в какой стране они живут и на каком языке разговаривают, все практикующие иудеи регулярно повторяют четвертую строфу на древнееврейском.

Когда вы всем сердцем любите Бога, в его истинной форме – «Я есмь», отбросив все остальные мысли, это то же самое, что и путь истинной преданности, которому учил Бхагаван:

«Вопрос: Вот почему я спрашиваю Вас, можно ли поклоняться Богу, идя путем любви.

Бхагаван: … Любовь сама по себе является подлинной формой Бога. Если вы все отвергаете, говоря «я не люблю это, я не люблю то», тогда оставшееся будет сварупа – подлинная форма истинного Я. Это чистое блаженство. Называйте оставшееся чистым блаженством, Богом, Атмой или чем угодно. Это есть преданность, это есть Реализация и это есть все.

Если таким образом отвергнуто все, то остающееся есть только истинное Я. Это - истинная Любовь. Тот, кто знает тайну такой Любви, обнаруживает, что сам мир полон вселенской Любви».

Иисус учил Своих последователей не только любить Бога всем сердцем своим, но и любить ближних, как самих себя. В вышеприведенной цитате Бхагаван указывает на то, что это происходит само собой, если соблюдена первая заповедь – любить Бога всем сердцем своим. Когда человек переживает «Любовь… подлинную форму Бога», то сам мир, включая всех возможных ближних, переживается как свое собственное Я, и обнаруживается, что он наполнен вселенской любовью.

«Состояние бхакти - переживание Я ЕСТЬ, сознания, не забывающего Себя, которое является отношениями неисчезающей настоящей любви, потому что подлинное знание Истинного Я, сияющего самого по себе в нераздельном высшем блаженстве, проявляется как природа любви. Запутанный узел жизни будет развязан только в случае познания природы любви, являющейся подлинной природой Истинного Я. Освобождение может быть достигнуто только если покорена вершина любви. Таково сердце всех религий. Переживание Истинного Я является только Любовью, которая видит только любовь, слышит только любовь, чувствует только любовь, вкушает только любовь и вдыхает только любовь, являющуюся блаженством».

Я не ставил перед собой цель, чтобы у вас сложилось впечатление, что данные мной интерпретации выражают основное учение Церкви или известных мне конфессий. Однако, к моему большому удивлению, в 1992 году Папа Римский посвятил свое пасхальное послание объяснению некоторых библейских «Я есмь» - утверждений. Я слушал это послание в прямом радиоэфире в своей комнате в Шри Раманашраме. Я нахожу это послание удивительным примером синхроничности, поскольку на тот момент я как раз был занят составление этой статьи. Когда я обнаружил, что ни одна из католических церквей, расположенных поблизости, не получила копии этого послания, я написал прямо в Ватикан, в надежде получить официальную версию речи вместе с сопроводительным письмом от какого-то мелкого чиновника. Вместо этого, несколько месяцев спустя, я получил довольное милое письмо, в котором было написано следующее: «В последнее время Его святейшество был очень занят и сожалеет о задержке с ответом на Ваше письмо. В приложении Вы найдете копию его пасхального обращения Urbi et Orbi («Граду и миру»), которое Вы просили». 

ГРАДУ И МИРУ. ПОСЛАНИЕ ЕГО СВЯТЕЙШЕСТВА ПАПЫ РИМСКОГО ИОАННА ПАВЛА II

ПАСХАЛЬНОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ

(19 АПРЕЛЯ 1992)

1. «Я есмь» (Ин. 8:24)

Женщины пошли к гробу;
увидели, что там никого нет и им сказано было: «Его здесь нет! 
Что вы ищете живого между мертвыми? Он воскрес!» (Лк. 24:5-6)
«Я есмь».

2. Задолго до этого Моисей спросил Бога Его имя 
и из горящего тернового куста пришел такой ответ: 
«Я есмь то, что Я есмь» (Исход 3:14)
«Я ЕСМЬ» - имя Бога, имя «Яхвэ».
И сказал Иисус сынам Израилевым: 
«Прежде нежели был Авраам, Я есмь» (Ин. 8:28)
И тогда они захотели закидать его камнями.
И он сказал: 
«Когда вознесете Сына Человеческого, 
тогда узнаете, что Я ЕСМЬ»
 (Ин. 8:28). 
Затем они повесили Сына человеческого на Кресте и,
Когда он был уже мертв, пронзили копьем Его ребра 
и поместили Его безжизненное тело в погребальную
пещеру. Но на третий день рано утром из пустой гробницы
они услышали: Я ЕСМЬ. 
Жизнь и смерть Сына человеческого укоренена в бессмертии
Того, Кто есть.


3. «Я есмь с вами» .
Эти слова сказал Иисус Апостолам и послал их
Ходить по всему миру и проповедовать Евангелие
Всем народам (Мк. 16:15). И отправил Он их бедными
и беззащитными. Он же сказал им: «И будете Мне свидетелями»
(Деяния 1:8). «Ничего не брать в дорогу» (Мк. 6:8). Вы – свидетели
Воскрешения и жизни, посему у вас есть все: 
«Я ЕСМЬ с вами».
«И горе мне, если не благовествую!», - воскликнул 
Апостол (1-е к Коринфянам 9:16). … Горе мне!
«Ибо любовь Христова объемлет нас!» (2-е к Коринфянам 5:14).
Какая может быть еще хорошая новость,
кроме той, что Иисус умер за грехи всех и снова воскрес?
Это в нем смертная человеческая жизнь 
укоренилась в бессмертии 
ТОГО, кто ЕСТЬ.

4. «Я ЕСМЬ с вами».
С этих слов начинаются все миссионерские путешествия
Апостолов, которые принесли Евангелие всему миру.
«Я ЕСМЬ с вами».



Несмотря на то, что Папа Римский выбрал эту тему для речи, посвященной одному из ключевых праздников в католическом календаре, христианское учение никогда не говорило о том, что Бога можно достичь, пребывая во внутреннем чувстве «Я есмь». Те, кто пропагандировал такую практику, всегда были в меньшинстве, и более ортодоксальные члены Церкви относились к ним с большим подозрением. 

В заключительной части этой статьи мне хотелось бы обсудить взгляды и опыт одного такого человека из меньшинства, который, несмотря на то, что был преданным христианином, увидел в библейских «Я есмь» - утверждениях их основную суть. Они указали ему как на путь обретения единения с Богом, так и помогли найти точки соприкосновения между христианством и Ведантой.

Свами Абхишиктананда провел 20 лет в сане монаха и священника в бенедиктинском монастыре во Франции под своим настоящим именем – отец Анри Лё Со. В 40-х годах 20 столетия он приехал в Индию и вскоре был очарован Раманой Махарши. В 1949 году, во время пребывания в Шри Раманашраме, он столкнулся с людьми и обстоятельствами, которые занимали его ум и сердце на протяжении 25 лет.

«В своей области истина Адвайты неоспорима. Если христианство не в состоянии принять ее, как свет наивысшей истины, то нужно понимать очевидный факт - Адвайта включает и превосходит христианскую истину и функционирует на более высоком уровне, чем христианство. И этот факт бесспорен».

Свами Абхишиктананда пришел к заключению, что христиане и индуисты, разделенные противоречащими друг другу теологическими теориями, могут встретиться на равных только в «пещере Сердца». В этом «месте» последователи обоих религий могут пережить истинную природу Бога – «Я есмь»: «Глубоко в сердце индийский провидец слышит с упоением то же самое «Я ЕСМЬ», которое услышал Моисей на горе Синай».

«Глубоко внутри, за пределами восприятия, мыслей, сознания разделения находится врожденная интуиция моего бытия, которая настолько чиста, что ее невозможно описать никакими словами. Именно здесь – в тайне моего и Его бытия – я встречаюсь с Богом.… Что же еще я могу сказать о себе, кроме того, что «Я есть»… Точно так же единственное, что я могу сказать о Боге – это то, что «Он есть». Именно это открылось Моисею на горе Синай, а также было интуитивно познано риши: «Его возможно постичь только говоря «Он есть» (Катха-упанишада 6:12). Ничего больше нельзя сказать о Нем, кроме того, что Он есть». 

Христианство учит, что Бог являет собой Троицу – Отец, Сын и Святой Дух, и что они навсегда останутся троицей даже в окончательном переживании «Я есмь». Христианство также учит, что человек не может познать Бога так, как Бог знает Сам Себя, таким образом, познание Его может быть только частичным. Поскольку Абхишиктананда был все-таки католическим священником, то изначально принимал эту идею и полагал, что окончательное «Я есмь» переживание христианина должно быть Тринитарным, в котором Бог остается не познанным до конца: 

«Загадочное имя, раскрытое Богом, было за пределами человеческого понимания. Ответ «Я есмь то Я есмь», с одной стороны, надежно скрывает Имя от любопытцев, а с другой стороны, является приглашением для искреннего искателя, движимого любовью, проникнуть в само сердце Того, Кто по сути есть. Действительно, Яхвэ является таким именем, которое открывает Бога и, в то же время, скрывает Его».

«… это зов, взывающий к самым глубинам человеческого духа. Зов, исходящий из тайной пещеры Сердца, где человек, оставшись наедине с собой, является тем, кем он есть на самом деле. Этот зов – самое могущественное напоминание, что имя Бога действительно является тайной, как и утверждает Библия, и что уму не под силу постичь Бога, который по сути Своей, остается непостижимым».

«Раскрывая людям тайну Бога, Иисус раскрыл секрет человеческого бытия – человек берет свое начало из безграничной божественной любви. В самом сердце сияющего великолепия Бытия он показал людям еще большее великолепие любви, в котором Бытие, «Тот, Кто есть», хранит внутри себя тринитарное единство».


На этой стадии поиска Абхишиктананда говорил, что «Я есмь», которое переживают риши, не является высшим состоянием. Он утверждал, что за ним стоит христианское переживание бытия, в котором Бог познается и переживается в виде Троицы. К такому выводу он пришел, размышляя над отношениями между Адвайтой и христианским учением. Как видно из вышеприведенной цитаты, он считал, что христиане должны или принять Адвайту, как «свет наивысшей истины» или, признать, что истина Адвайты «превосходит христианскую истину». Согласно Абхишиктананде в этом конечном состоянии бытия содержится осознавание содружества и переплетения трех Ипостасей Троицы:

«Тайна Святой Троицы заключается в том, что Бытие по сути своей является сообществом любви (koinonia), взаимным призывом быть, совместным бытием, со-бытием; его суть - приход и уход, отдавание и получение». 

Книга, «Сатчитананда. Христианский подход к адвайтическому опыту», из которой я взял все эти цитаты, излагает христианскую теорию о том, что в далеком будущем все люди станут христианами. Эта теория базируется на мнении, что полнее всего познать Бога можно только в рамках христианства. В других религиях можно найти интересные и даже священные идеи, но практическое их применение, которое приводит к познанию Бога доступно только христианам. Поэтому Абхишиктананда писал, что «христианский джняни» (что, по моему мнению, является оксимороном) может получить Тринитарный опыт «Я есмь», который превосходит опыт «Я есмь» индуистских мудрецов. Исходя из этого, он на полном серьезе написал, что «обратившись в христианство, Индия будет с особым удовольствием безмолвно медитировать на имя Яхвэ».

В конце своей жизни, в результате сердечного приступа, вследствие которого он некоторое время лежал парализованный на одной из улиц Ришикеша, Абхишиктананда наконец пережил полную «Я есмь» - реализацию, которая, судя по его описанию, все таки убедила его в том, что его прошлые попытки втиснуть ее в рамки христианства были слишком самоуверенными:

«Возможно, ли вынести великолепие человека, умирающего преображенным, поскольку Христос является Я ЕСМЬ?! Об этом можно говорить только после воскрешения из мертвых … Это был удивительный опыт … Когда я лежал на тротуаре, пребывая на границе двух миров, я был совершенно спокоен, поскольку Я ЕСМЬ и неважно, что происходит в мире. Я нашел Священный ГРААЛЬ!»

Нахождение Грааля было неразрывно связано с потерей всех прошлых концепций, которые у него были относительно Христа и Церкви. Комментируя этот опыт, он сказал следующее:

«Ничего невозможно сделать, пока мы не примем потерю всех концепций и мифов касательно Христа и Церкви».

Исходя из новой точки зрения, полученной вследствие собственного опыта, он уже мог утверждать, что именно «Я», а не определенные учения и убеждения, дает истинное представление о Боге:

«Я действительно верю, что откровение АХАМ («Я»), возможно, является отправной точкой Упанишад. И оно дает доступ абсолютно ко всему; это «знание» открывает все остальные «знания». Вне этого чрезвычайно цельного АХАМ, которое является «Я есмь», Бог и Иисус остаются непознанными, все остается непознанным. И только эта отправная точка придает ценность всем истинным учениям».

Кроме того, что Абхишиктананда написал несколько книг, целью которых было преодолеть расхождения между христианством и индуизмом, он часто выступал на семинарах и конференциях, посвященных будущему развитию христианства в Индии. После того, как он пережил свой удивительный опыт, он получил приглашение выступить на собрании французских мусульман, с целью рассказать о нем с христианской точки зрения. В своем отказе от приглашения он написал, что отказался от всех своих старых идей и что у него уже не было желания трактовать что-либо с христианской точки зрения:

«Чем глубже я продвигаюсь, тем меньше у меня желания и возможности представлять Христа, с точки зрения, которая считается христианской … В самом начале Христос был для меня идеей, пришедшей извне. Однако после моего околосмертного опыта, случившегося 14.07.73, моей целью является пробуждение людей к тому, что «они есть». Любые идеи о Боге или Мире, проповедуемые любой религией, если они не базируются на глубоком «Я» - переживании, являются просто точками зрения, далекими от реальности.

В настоящее время христология мне совершенно не интересна. Я мало интересуюсь Словом Божьим, которое пробудит человечество к Богу… Слово Божье пришло из моего собственного «присутствия»; и мое самоосознавание и является этим пробуждением. Самое главное, что я нашел в Христе – это его «Я ЕСМЬ»… именно это «Я ЕСМЬ» - переживание действительно имеет значение. Христос Есть той самой тайной, которая «Я ЕСМЬ», и вся христология растворилась в переживании и практическом познании».
 

Подтвердив, что убеждения всей его жизни были отброшены, он говорит о том, что конечное христианское переживание «Я есмь» не может отличаться от переживания индуистов:

«В чем смысл пробуждения с «христианским привкусом»? В процессе пробуждения этот «привкус» просто пропадет… «Привкус» может меняться в зависимости от людей, но истинная суть превосходит его. Обнаружение Христового «Я ЕСМЬ» означает крах всей христианской теологии, поскольку огонь опыта сжигает все представления … Я все больше и больше чувствую пылающий огонь Я ЕСМЬ, в котором исчезли все концепции о личности Христа и его жизни». 

После того, как огромный отрезок его жизни был проведен в медитации и исследовании, он, наконец-то, признал, что никакие умозаключения или познания не могут перекрыть непреложную реальность «Я есмь», которую Бог открыл Моисею. За много лет до этого он сам предсказал, что эта точка зрения станет неизбежным последствием тотального «Я есмь» - переживания. Возможно, уже тогда он сомневался в вышеупомянутой теории, которая утверждала, что высшее переживание можно получить только посредством христианства:

«Доктрины, законы и обряды представляют ценность только в качестве указателей на то, что за ними скрывается. Однажды, в глубинах своего духа человек услышит звук «Я есмь», произнесенный Тем, Кто есть. Человек увидит сияние Света, источником которого является сам свет, он сам, единое истинное Я … Кому тогда нужны будут все эти представления, правила и ритуалы поклонения?»

«Когда свет истинного Я выливается наружу, тогда "я", которое осмелилось приблизиться, уже не может распознавать само себя или сохранить свою индивидуальность в сиянии этого ослепительного света. Оно, если можно так выразиться, исчезает от своего собственного взгляда. Кто же тогда остается в присутствии самого Бытия? Бытие полновластно заявляет о Себе.

… После этого (иудейская) религия – доктрины, законы и богослужение воспринимаются последователем Адвайты только через призму слов, открытых Моисею на горе Синай: «Я есмь то, что Я есмь».

 

Главная Новости Учители и учение Письма про То, которое Я ЕСТЬ Контакты
© IAMNESS 2018
Web-design: Nataris-Studio © 2007 - 2019